?

Log in

No account? Create an account
джю

samotnick


мюсли в суп

Анна, Рекс и Я


(no subject)
Эш
samotnick
виски я уже пить больше не мог и попросил меню с напитками. виски не брали, пиво пить было бессмыслено, а водки не хотелось. "хиросима" -- зацепился взглядом на коктейль. попросил хиросиму, мало ли, а вдруг. приносят маленький шотик, соломку и апельсин. выпиваю, съедаю оранжевую дольку, выдыхаю. можно плыть дальше -- одеваю маску, трубку, беру ружье и включаю фонарик, прикрепленный на стволе. главное, чтобы маска не потела. а уж рыбу мы найдем.

(no subject)
джю
samotnick
было замечательное прохладное утро осени, когда родился есенин, когда яблоки падали в иней.
мы жили на даче одного старого профессора, кажется, ты говорила, что он тебе приходится родственником,
кажется даже дедом. он тогда уехал на симпозиум в сибирь, и мы две недели следили за его большой собакой.
это был огромный бернский зенненхунд. нам приходилось топить дровами печь и кушать яичницу с черным хлебом.
каждое утро, просыпаясь, ты подходила к окну, всматривалась в серое пятно, вздыхала и отходила. каждое утро ты
ждала снег. но он все не падал. ведь октябрь только начинался, а значит яблони в дыму, костры и запах листьев.
я натянул на себя джинсы, ты какую-то майку с надписью "берлин 1989". в доме было прохладно, на моих тапочках
был вышит парусник с морской пеной, ты же предпочитала толстые шерстяные носки, которые не продают в магазине.
мы спустились по скрипучей лестнице в кухню. нас встретил зенненхунд по кличке "лопасть". печь еще отдавала
полные уже каким-то безнадежно-теплым дыханием волны. ты забросила пару кусочков черного хлеба в тостер,
я разбил на сковородку четыре яйца. это был наш обычный осенний завтрак. ты оторвала листик на календаре.
и прочитала:1968 год. Первый полет пассажирского самолета ТУ-154. восход солнца: 06:36. заход солнца:18:00.
долгота дня:11:24.
потом, чуть помолчав, добавила: сегодня кажется есенин родился. я ответил что-то в духе: я люблю есенина, и пошел
сгребать листья в кучи. вечером в саду мы жгли костры. потом, пропахшие дымом и счастливые, мы лежали в кровати.
ты где-то нашла томик есенина и читала вслух, а я сладко спал
и видел сон.Collapse )

(no subject)
джю
samotnick
 я ошибся, или это действительно Аня Хитрик рекламирует масло по телеку?

спорт прошел
гайморит
samotnick


сухарёво
джю
samotnick
 вчера в "Сухаревском" магазине один мужчина закатил истерику по поводу того, что на прилавке не оказалось российского пива.
"жалобную книгу мне!", визжал он.
"не хотите по-хорошему, пойдем через налоговую!"
он переходил то на крик, то говорил "будьте добры!"
"у меня изжога от белорусского пива!"
"это большой магазин, тут должно быть представлено не только белорусское пиво!"
на эти его заявления, персонал магазина отреагировал весьма неожиданно, по крайней мере для меня.
они начали издалека "надо вызвать милицию!", "позвоните кто-нибудь в милицию..", 
но совсем скоро сменили тактику и перешли от обороны в атаку: "заткнись! слышишь, заткнись!"
сцена мною была не досмотрена, я вполне удовлетворенный зрелищем отправился на воздух, внутри моей сумки 
скромно болталась бутылка речицкого пива. 

69
гайморит
samotnick
 

(no subject)
джю
samotnick
 спрашиваю у узбека:
- смотрите "наша раша"?
- смотрим и ржом! -- узбек азазбек отвечает.
- не обижают вас шутки эти, ну там про строителей и т.д...?
- так чего обидно-то?! это же про таджиков, а не про нас! -- улыбается азазбек.


(no subject)
джю
samotnick
 листаю ежедневник китайца, который был начальником раньше и уехал.. так получилось, что его тумбочка стала моей. и там много-много всяких бумаг, галстук, диски, визиток штук 500.. среди всего этого два исписанных горизонтально и вертикально ежедневника. я открыл так на вскидку один, иероглифы, иероглифы.. потом по-русски (он знал русский) пронумерованные пословицы, он их собирал и учил, видимо. так вот, под номером 172 у него написано: кого ебет чужое горе.

странно, что только 172-ая.

(no subject)
гайморит
samotnick
твое утро начинается с приветствия озеру Меларен. ты расшториваешь большие черные тяжелые шторы на окнах до пола. на набережной велосипедисты не уступают дорогу мопедам, продавцы бубликов пахнут свежими булками, на озере штиль. ты живешь с видом на озеро Меларен, ты смотришь в окно и думаешь о том, что как было бы прекрасно жить в этом отеле вместе. пить черный чай на завтрак, кушать штрудель с яблоками и читать стихи.

мое утро врывается в постель едким звуком будильника. я не расшториваю окон, потому что никогда их не завешиваю. выхожу на балкон и любуюсь далекой Малиной. у нас свои особенности и под окнами пирогами не торгуют. только иногда кто-то одиноко пересекает зеленое поле, по которому зимой на парусниках катаются люди, а летом комбайны собирают урожай этих парусников.

мы как моника и харри, которые так и не решились сплавиться на плоту по неману. мы просто еще не встретились, хотя знаем друг о друге уже сто один год и почти два месяца. у нас есть маленький ребенок, которые всегда маленький и начнет расти, только когда мы будем вместе.  ты смотришь на Меларен и мечтаешь о том, чтобы Меларен был наш, чтобы мы стоя на берегу бросали камешки. будет - не будет. любит - не любит. повезет - не повезет.

ты даже не догадываешься, что глубоко, на самом дне любого озера, а особенно дне озера Меларен, есть чудовище. и когда ты просыпаясь, раздвигаешь занавес на окнах и смотришь из окна это медленное, местами скучное кино про озеро Меларен, знай, что Меларенское чудовище -- это я.
твой харри из Акко.

истраченное щасте
джю
samotnick